пятница, 24 августа 2012 г.

Вязалки навязались

На этой неделе закончила один относительно долгий проект - жилет спицами 3,5 и связала два мелких - зимний сезон не за горами. На фото с жилетом мой Глеб. Голову решила не отсекать - уж очень смешной.

воскресенье, 19 августа 2012 г.

Эко-открытка

Ну и вторая открытка. Теперь уже для юноши-вегетарианца, который не желает жить в обществе потребления, пользуется только простыми мобильными телефонами. И единственная технологическая вещь у него - это ноутбук. Почему-то сразу захотелось использовать эко-тему и вдохновится олиным блокнотом.

Для подростка

В конце августа у двух хороших людей дни рождения. Одному исполняется 15, а второму 26. Открытки поедут в далекую Англию. И, боюсь, получат они эти открытки уже в сентябре. Хотя... Приорити почта, говорят, за 7 дней довезет. В этом посте показываю открытку для 15-летнего. Она очень простая. Бумага от 7 цыган, капли, дуддлинг (Ботя, ау?). Очень простая, очень быстро сложилась. Но, как мне кажется, очень милая.

суббота, 11 августа 2012 г.

Семья

Они ворвались всего на неделю и уже топчут свою старую английскую землю. А я в каком-то полном раздрае и не знаю: плакать или тупо улыбаться.

Больше года назад я через интернет нашла потомков своего  родственника. Степень родства нынешних поколений определить сложно (т.к. из-за войны произошло некоторое смещение поколений во времени). Тем не менее, моя бабушка приходилась гостям кузиной. Да и сам факт того, что мы закрыли одно белое пятно в истории нашей семьи, очень впечатляет. И вот они приехали в гости. С английскими паспортами и по-русски говорящими только "Здравствуйте", "спасибо", "на здоровье". Я знала английский чуть лучше, а где-то на второй день их пребывания заговорила почти бегло и стала их понимать.

Англичане другие. Самое распространенное слово, которое они произносили - ОК. Они всегда улыбаются. Им все нравится. Они все фотографируют. За эту неделю, такое чувство, я пережила всю жизнь своей семьи за послевоенное время - столько было воспоминаний и разговоров. Их отец не принимал британское подданство до середины 70-х годов (эмигрировал в середине 50-х) - надеялся вернутся. От трагедии моей семьи очень больно. Но с другой стороны, очень радостно, что мы, наконец, вместе.

Это была одна из лучших недель в моей жизни. Теперь я могу сказать это уверенно.