воскресенье, 18 марта 2012 г.

Приглашение на казнь

Для тех, кто не знает.

Вчера стало известно, что казнили белорусов, признанных виновных в организации теракта в минском метро. Год назад,11 апреля, на узловой станции метро "Октябрьская" произошел взрыв. В результате чего погибли 15 человек,пострадали более 150. В этот же день на место преступления прибыл глава государства (в сети есть фотографии, где он стоит в метро на фоне трупов). Исполнителей этого зверства задержали уже к вечеру, а осенью состоялся суд. Подрывныиками оказались жители Витебска. Коновалов и Ковалев. При чем саму взрывчатку закладывал Коновалов. Ковалев вроде бы как знал, но в совершении акта не участвовал. Обоих приговорили к смертной казни, которая в нашей стране осуществляется через расстрел. Мотивы преступления не ясны - Коновалов твердил одну лишь фразу: чтобы подорвать стабилизацию в стране. И все.

Прошение о помиловании Коновалов не подал. Подал Ковалев. 15 марта она была отклонена главой государства, а уже 17 марта мать Ковалева получила письмо, в котором сообщалось о казни. При этом человеку не дали возможности воспользоваться последней возможностью на спасение - адвокат готовил надзорную жалобу, но кто-то торопился так, что не стал дожидаться этой формальной процедуры.

Я понимаю, что эти люди виновны. И вина их огромна. Но я категорически против того, чтобы Правовая машинка карала убийц через убийство. Свои доводы я когда-то приводила в статье на эту тему, выдержки из которой привожу сейчас



10 октября европейская общественность в четвертый раз отмечает Всемирный день против смертной казни. Впервые эту дату обозначили в 2007 году. А накануне нынешнего Дня правозащитная организация «Международная амнистия» обратилась к Америке и Беларуси с призывом ввести мораторий на покарание преступников путем убийства. Наверное, это – единственное общее у двух заклятых врагов. Правда, с некоторыми оговорками. Например, в Беларуси смертная казнь не распространяется на женщин. В Америке слабый пол приговаривают к «вышке» не так уж редко – последний случай произошел в конце сентября, когда смертельную инъекцию ввели 41-летней Терезе Льюис за убийство мужа и пасынка.
Когда-то, когда я была совсем юной, то со свойственным юношеским максимализмом считала, что преступник должен понести наказание, соизмеримое с совершенным преступлением. Но после поняла, что никто не вправе лишить другого человека жизни – тем самым ты сам становишься преступником. Это как коллективный договор. Да, я с уверенностью могу сказать, что по крайней мере один из тех двоих, казненных в Беларуси в 2010 году никогда бы не исправился – человек, не умеющий даже читать, просто убивал старушек ради их скромных сбережений – я не могу назвать хотя бы одного представителя правоохранительных органов, который обладал бы полномочиями Бога. Увы, большинство белорусов не готовы к отмене смертной казни – это показывают и многочисленные опросы, и высказывания на форумах. Люди кровожадно жаждут возмездия. Возможно, их переубедил бы труд Альбера Камю «Размышления о гильотине», который когда-то совершенно случайно попал мне в руки. Знаменитый философ написал свой труд в далеком 1957 году.

«Незадолго до первой мировой войны некий убийца, чье преступление было на редкость зверским (он зарезал крестьянскую чету вместе с детьми), был приговорен к смертной казни в городе Алжире. Дело получило широкую огласку. Общее мнение сводилось к тому, что смерть под ножом гильотины слишком мягкое наказание для такого чудовища. Так думал, как мне говорили, и мой отец, которому убийство детей казалось особенно гнусным. он самолично хотел присутствовать при казни. Ему пришлось встать затемно, чтобы поспеть на место экзекуции на другой конец города вместе с огромной толпой. Но о том, что отец увидел в то утро, он не проронил ни слова – никому. Мать рассказывала: он с перекошенным лицом опрометью влетел в дом, бросился на кровать, тут же вскочил – и тут его вырвало. Ему открылась жуткая явь, таившаяся под личиной напыщенных формул приговора. Он не думал о зарезанных детях – перед глазами у него маячил дрожащий человек, которого сунули под нож и отрубили ему голову.»

Альбер Камю подчеркивал, что смертная казнь не может быть превентивной мерой для других преступников. Во-первых, последние случаи в Беларуси и Америке показывают, что казненные обладали очень незначительными умственными способностями. Если бы IQ американки Терезы был на два пункта ниже, ее бы признали невменяемой. Белорус, убивавший стариков, не закончил даже начальной школы, его семья всю жизнь промышляла всякого рода мошенничеством, он «всего лишь» немного преступил черту. А во-вторых, никто пока не доказал, что страх перед казнью остановил хотя бы одного преступника.

Но, пожалуй, главным аргументом «против» стоило бы назвать вероятность судебной ошибки. Нет такого человека, который может наверняка сказать о том, действительно ли преступник совершил тяжкое преступление. Для этого достаточно вспомнить громкое дело Андрея Чикатило. Никто не подозревал в скромном вежливом учителе, который любил захаживать на чаек в местную редакцию, маньяка. Скорее уж подумали на ранее судимого за убийство Александра Кравченко. В этот раз Кравченко был невиновен, но под давлением признался в убийстве. Его расстреляли. После приговор был отменен, но человека это не вернуло. Вторая косвенная жертва преступлений Чикатило по пьяни хвастался тем, что очередное убийство ребенка – его рук дело. На трезвую голову, испугавшись своих деклараций, человек повесился.

«Некоторым людям – их куда больше, чем обычно считают, – физически невыносимо знать, что такое на самом деле смертная казнь, и не иметь возможности помешать ее применению. Они на свой лад претерпевают ее, не нуждаясь ни в каком суде. Так пусть же они избавятся от гнусных кошмаров, которые их томят, – обществу это ничего не будет стоить. Но по большому счету этого недостаточно. Ни в человеческих сердцах, ни в обществе не воцарится постоянный мир, пока смертную казнь не объявят вне закона».

Комментариев нет:

Отправить комментарий